Бали: Опрокинутый мир

арбуз-балиВ 1816 году в северном полушарии не было лета. В июне трава была заморожена, а скот пришлось поперерубить, так как есть ему было нечего. Дневное небо смотрелось как сумеречное, и это запечатлено даже Байроном. А виной этому несчастью мини ледниковой период конца 18го-начала 19го веков и извержение вулкана в Индонезии. На островах этой огромной платформы, которая потихонечку тонет и тенят за собой целый континент Австралии, постоянно неспокойно. Землю здесь трясет каждый день, даже если это не чувствуется. Поэтому недооценивать природу перестаешь первым делом, как только забираешься на пик самого активного вулкана планеты – местные его называют Батур.

Моя мечта сбылась: когда я начинала свой бизнез, образом послужила работа на лаптопе именно на Бали.

Сразу несколько фото: восхождение в гору занимает несколько часов, начинаешь идти в 4 утра, а к рассвету – ты уже на самой вершине. Потом еще час или два – и твои болящие ноги тебя несут к машине. бали-Up-and-down-views

Слева: вид с вулкана Батур; Справа: вид самой горы Батур

бали-Sunrise

Оба фото: Солнце встает

В Индонезии мы прожили несколько месяцев: поплавали у коралловых рифов, покаякали по горным рекам, повзбирались на несколько гор. Но самое интересное не в этих активных историях, самое интересное здесь то, что просыпается второе зрение, через которое мир видно каким¬-то необычным, живым, положительно как-то опрокинутым. Может это от того, что Бали находится по ту сторону экватора для меня, севреянки?

Джунглевый ливень

…видели почти все – реальный или по телику, неважно – но только на Бали я впервые его почувствовала. Тянусь с рынка с новыми шлепками на массаж и на традиционную помывку волос. Два часа дня, вокруг темнеет. Листья начинают сыпаться с деревьев и домов. Небо поперхнулось нестрашным громом. Ветер приподнял мусор с тропинки, и я ускорила шаг почти до легкого бега.

После обеда здесь всегда дождь. Но не такой мелочный как в Лондоне или Вильнюсе, пробирающийся в пакеты, под зонты, под рукава, будто в поисках чего-то чужого. Здесь дождь не мелочится и не ноет, он валится тоннами из серого покрова над нами, властно так, стильно даже. Ветки сразу ему покоряются – гнуться, и под наклоном, как на колени встают. Расцветают. Их темно-зеленые листья становятся серебристо-лаймовыми, гладенькими, скользкими. Дома темнеют вместе с небом. Но больше всех достается туристам.

 бали-дождь

Я тоже турист, поэтому тоже получаю. Хоть дождь – и приятный перерыв от 35-ти градусного солнцепека, коже он поначалу не нравится. По голове дает сначала, как-будто соседский ребенок скинул на тебя шарик с водой. Тот больновато разбился о твою голову и потек. А за ним повалились – шлепки, пощечины прямо по всему лицу. Одежда приклеивается к телу, и ты бежишь как от уличных собак, чтобы где-нибудь спрятаться.

Льет он так несколько часов, иногда до самой ночи. И каким-то странным, можно даже сказать, мазохистским образом я его люблю. Дождь – мое любимое время суток на этом острове. Устроиться с лаптопом, посплетничать в Фэйсбуке, ответить на емайлы, порисовать планы на будущее бизнеса, созвониться с мамой лучше всего именно в дождь. Он, как решеткой, запирает в доме и никуда не выпустит как минимум до ужина. Все дела переделаешь, никаких тайм-менеджеров не надо над душой.

Традиции и духовное

Когда мы выбирали дом и офис, то прошагали несколько часов по всем районам городка Убуд. Жарища и три пустые бутылки воды меня выбили из сил, и я перестала смотреть под ноги. Хруст – и что-то сломалось под ногой. Это корзинка из пальмовых листьев с рисом, печеньем, цветами и благовонной палочкой. Блин, первым делом, давай, Башмакова, испорть себе карму, наступи прямо в дары чужим предкам.

бали-платья-корзинки-работа-на-дому

Слева: Корзинки-дары предкам; Справа: Национальные платья

Эти корзинки повсюду: на статуях, статуэтках, в углах домов, на перекрестках, на тротуарах, у магазинов. Они – самые заметное выражение балийского подхода к жизни. Для них главное, чтобы во всем был баланс, поэтому и дары оставляют иногда по три раза в день.

Спешки нет: для всего есть время и место. Дома построены по одному принципу – в центре находится молельня, вокруг нее спальни, сбоку кухня. Еда и молитва подаются с одинаковой важностью и в определенное время. Про молитву я знаю, ведь они звонят колокольчиком при каждом слове. Каждая длится около часа и повторяется три раза в день.

Закономерно: чем больше у тебя доход или желание дохода, тем ты больше будешь стругать корзинок. Интересно было бы посчитать, сколько времени население проводит за сбором и разносом этих даров.

Это целый ритуал, повторяющийся каждый день, а не по праздникам. Женщины наряжаются в традиционные юбки, блузки, с широкими богатыми поясами, несут на голове такие подносы, ставят по корзинке на каждом углу. Нагибаются, вертят руками, цветами, обрызгивают их водой, и идут к следующему углу. Все повторяется.

 

Детальность

Каждая загогулина здесь что-то значит: смотреть на резьбу домов сложно без того, чтобы не рисовать в сознании историю с ее изображений. У нас на дверях и ставнях были принцы и принцессы, свастика, золотые львы, огненные птицы, трава, ветки разные.

бали-1

 Ставни и дверь нашего дома в Убуде, Бали

Дом подпирает несколько колонн, которые таким же миниатюрным фильмом украшены: тут опять разные истории, символы, сказки. Но зайдешь за угол, туда, где живут хозяева, и становится непонятно: как такой талантливый человек, который видит невиданное в дереве и в камне, может жить с крысами и без постельного белья. Все понятно – духовное важнее. Но ведь красота не бывает грязной, или бывает?

бали-2

Слева: Молельня возле нашего домика; справа: сказка нашей двери

Вкусное

Кухня очень сочная, разнообразная. Но самое интересное это «фрукт со змеиной кожей» и вид кофе «Лувак». Этот кофе жарится из отборных зерен, которые были проглочены и переварены крошечными желудками этих милых луваков (по-нашему мусанг). Хозяйка плантации меня убеждала, что зерна эти прекрасны, так как под чешуей, которую они снимают вручную, прячется настоящее золото. Цена $50 за баночку. бали-Luwak-Coffee

Слева направо: Три крошечных мусанга; зерна выпавшие из них; готовый кофе “Лувак”

бали-Snake-Skin-Fruit

Фрукт со змеиной кожей, по вкусу яблоко и ананас, а по текстуре – зеленая груша

Конечно же мы попробовали кокосовый кофе, лимонный чай с кристаллизированным медом и невкусные зерна шоколада.

бали-coco-bean-coffees

Слева: кокао на дереве; Справа: всевозможные чаи и кофе Индонезии

Рисовые поля

Азия славится рисом, тут никого не удивишь. Но вот полей вырезанных на холмах и горах, обрамляющих целые вертикальные долины я не видела больше нигде. Говорят, что Нью-Йорк – город вертикальности, тогда эти поля – своего рода архитектура сельского хозяйства из той же оперы. Они не просто широкими полосками прилеплены к горам, а волнистыми тропинками подвязывают их, как подарочные зеленые ленты. бали-поля

 Убуд, рисовые поля

Дождь собирается, надо спасать лаптоп от мокрых побоев! Но сначала, вот милейшие балийцы.

бали-Monkeys

 Эти будут гнаться за каждым шорохом пакета, пока не получат приз.

бали-BatА это самая большая летучая мышь в моей жизни, она дрожала будто ее морозили

2 comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *